Из песни о выставке

Уолт Уитмен

Понравилось?
Проголосовало: 1 чел.
Из песни о выставке

Муза, беги из Эллады, покинь Ионию,
Сказки о Трое, об Ахилловом гневе забудь, о скитаниях Одиссея,
Энея,
К скалам твоего снегового Парнаса дощечку прибей:
«За отъездом сдается внаем".
И такое же повесь объявление в Сионе, на Яффских воротах
и на горе Мориа,
И на всех итальянских музеях, на замках Германии, Испании,
Франции,
Ибо новое царство, вольнее, бурливее, шире, ожидает тебя как
владычицу.

<> * <>

Наши призывы услышаны!
Да и сама она издавна жаждала этого.
Она идет! Я слышу шелест ее одежд!
Я чую сладостный аромат ее дыхания!
О, царица цариц! О, смею ли верить,
Что античные статуи и эти древние храмы не властны ее
удержать?
Что тени Вергилия, Данте и мириады преданий, поэм не влекут
ее, как магниты, к себе?
Что она кинула их и - пришла?

Да, уже замер, умолк ее голос там, над Кастальским ключом,
И египетский Сфинкс с перебитой губою молчит,
И замолчали гробницы, хитро ускользнувшие от власти веков,
Каллиопа уже никого не зовет, и Мельпомена, и Клио, и Талия
мертвы,
Иерусалим - горсть золы, развеянной вихрем, - сгинул,
Полки крестоносцев, потоки полночных теней, растаяли вместе
с рассветом.
Где людоед Пальмерин? где башни и замки, отраженные водами
Уска?
И Артур, и все рыцари сгинули, Мерлин, Ланселот, Галахад
сникли, исчезли, как пар.
Ушел он! ушел навсегда этот мир, когда-то могучий,
но теперь опустелый, безжизненный, призрачный,
Шелками расшитый, ослепительно яркий, чужой, весь в пышных
легендах и мифах,
Его короли и чертоги, его попы и воители-лорды, его
придворные дамы.
В короне, в военных доспехах, он ушел вместе с ними в свой
кладбищенский склеп и там заколочен в гроб,
И герб на его могиле - алая страница Шекспира,
И панихида над ним - сладко тоскующий стих Теннисона.

К нам спешит высокородная беглянка, я вижу ее, если вы и не
видите,
Торопится к нам на свидание, с силой пробивает себе дорогу
локтями, шагает в толпе напролом,
Жужжание наших машин и пронзительный свист паровозов ее не
страшат,
Ее не смущают ни дренажные трубы, ни циферблат газомера, ни
искусственные удобрения полей,
Приветливо смеется и рада остаться
Она здесь, среди кухонной утвари!

<> * <>

Но погодите - или я забыл приличье?
Позволь представить незнакомку тебе, Колумбия! (Для чего
же я живу и пою?)
Во имя Свободы приветствуй бессмертную! Протяните друг
другу руки
И отныне, как сестры, живите в любви.

Ты же, о Муза, не бойся! поистине новые дни и пути принимают,
окружают тебя,
И странные, очень странные люди, небывалая порода людей,
Но сердца все те же, и лица те же,
Люди внутри и снаружи все те же, чувства те, порывы те же
И красота, и влюбленность те же...

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов