Главная / Восточная поэзия / Абдуррахман Джами / Сын шаха, завершив ученья круг

Сын шаха, завершив ученья круг

Абдуррахман Джами

Понравилось?
Проголосовало: 1 чел.
Сын шаха, завершив ученья круг,
Вооружился мощью всех наук.
Но, вечными заботами горя,
В те дни пришла в упадок мощь царя.
Шестисторонний мир тщеты земной
Всех дел и дум царя нарушил строй.
Услышал он призывный барабан
К отходу в даль потусторонних стран.
Шах Файлакус за Арасту послал,
Приветствовал и мудрому сказал:
"О верности и мудрости гора!
Я чувствую, мне уходить пора.
Во мне угасла сила бытия,
Мне плоть не подчиняется моя.
Явись ко мне с твоим учеником,
Тебе не прекословящим ни в чем.
Смерть подступает. Конь мой боевой
На поле жизни никнет головой..."
Лишь Арасту об этом услыхал,
Он с Искендером пред царем предстал.
И пали пред царем они, скорбя,
И этим не унизили себя.
Владыка Искендера увидал
И, увидав, душой возликовал.
Созвал он мудрецов своей земли.
Когда же те с поклонами пришли,
Велел, чтоб испытал ученый круг
Наследника в познании наук.
На все вопросы их ответил он,
И круг ученых был им восхищен:
"Шах! Все, что истиной озарено,
Все твоему наследнику дано!
Да, он всего достиг, чего хотел,
Всей мудростью столетней овладел.
Коль кладезь мудрости такой открыт,
Невежество вселенной не грозит".
Когда услышал это Файлакус,
Подвластным странам, - будь то Рум иль Рус,
Он имя Искендера объявил,
Венец и жезл царей ему вручил.
Воздавши благодарность мудрецам,
Мудрейшему сказал: «Возьми калам,
Для сына книгу мудрости живой
Пиши, учи, как управлять страной.
Чтоб направляла все его дела,
Царю путеводителем была.
И что на месте лучше б он сидел,
Чем приступить к свершенью черных дел".
И внял наказу шаха Арасту,
К каламу обратился и листу.
За труд взялся он, именем творца
Довел свой труд великий до конца.
Когда ж замкнул он дверь духовных уст,
Возликовал душою Файлакус,
Живых письмен узор увидел он,
Вздохнул - и погрузился в вечный сон.
Когда царя навек затмился взор,
Как кровью, горем обагрился двор.
Власть с подчиненьем, с милой жизнью смерть
Безжалостная чередует твердь.
О смерть! Ты то в табут кладешь отца,
Растерзывая сыновей сердца,
То, саваном на сыне замени
Парчу и шелк, идешь, отца казня.
Будь счастлив, смертный! С братом по крови
И с другом лишь в согласии живи.
О дальнем и о близком не жалей.
Нет друга ближе совести твоей.

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов